Главная » Новости » «Иду к ветерану»

«Иду к ветерану»

В наше время мы привыкли к бешенному темпу жизни, мы куда-то бежим, бежим… Но иногда стоит остановиться и, просто, посидеть и послушать пожилого человека. И, порой, им больше не надо никакой помощи, а просто живого общения. Поговорить с ними, выслушать их и…. Удивиться тому, как много они пережили.
Васюнину Екатерину Егоровну я знаю давно, почти 30 лет, знала ее историю жизни, но не ожидала того, что услышу сегодня. Прошло несколько часов после нашего общения, но у меня перед глазами, очень ярко встают картины из ее военного детства, как будто все это произошло со мной. Екатерина Егоровна дитя войны, она родилась 1935г. на Орловщине.
Далее привожу рассказ Екатерины Егоровны. «Фашисты пришли в нашу деревню в самом начале войны в 1941 году, мне шел шестой годик, а самому младшему брату было всего полгодика. У нашей мамы нас было шестеро. Начальства фашистского в деревне не было, она была на отшибе, квартировались, в основном, солдаты. В 1943г., в ночь с 7-го на 8-е марта, когда наши войска их уже прижимали, нас попыталась освободить 38-я Литовская дивизия, откуда они появились, мы не знаем. Бой был не на жизнь, а на смерть и шел всю ночь. Все наши солдаты были убиты, никто не выжил, даже раненых не было. На рассвете немцы начали жечь хаты с людьми. Кто мог выбегал и спасался, часть людей сгорела заживо. Мы почти все болели тифом, здоровы были только брат и мама. Нам повезло, что немцы подожгли нашу хату и пошли дальше, а нас вытащили односельчане и рядком уложили тифозных на снег. Так мы и спаслись. Все ютились в уцелевших домишках.
Весной, когда началась распутица, фашисты разобрали наш недостроенный отцом новый дом, а старого дома одну стену и уложили бревна и доски на дорогу для проезда техники, остались только 3 стены, так и жили.
В июле 1943 года нас всех согнали за околицу. В первый день всех переписали и отпустили домой. А на следующий день приехали много солдат с собаками и всех стали выгонять из домов и гнать за околицу. Шли мы пешком, собаки нас подгоняли. У матери нас было шестеро. Самой старшей сестре 13 лет, мне 8 лет, 10, 12, 5 лет детям, а самый маленький брат 2-х летний. Затем колонну разделили - детей старше 13 лет и молодежь погнали в одну сторону и создали рабочий батальон. А нас с мамой и другими матерями с малыми детьми в другую сторону, до станции Камаричи Брянской области. Фашисты гнали людей вместе со скотом. Мы так и спали в поле с коровами вместе. Прислонишься к корове и тепло. Размещали нас в лагерях, чем кормили не помню. Много раз сажали в поезда, и куда-то везли. Догнали почти до границы. Но границы уже были перекрыты нашими и нас не пропускали на Германию. Гоняли долго, месяца четыре до ноября. Помню такое название - Буда-Кошелево в Белоруссии. Однажды, нас погрузили в товарный вагон, набили битком, закрыли дверь на засов. Налетели наши самолеты, началась бомбежка. Нашу маму ранило в локоть щепой от вагона и осколком в лоб (щепки потом через много лет сами вышли, а на лбу была круглая ямка без кости, только кожа). А дальше, помню, подбежали три «старика» с бородами, в зипунах, кушаками подпоясаны, в кирзовых сапогах и открыли дверь вагона и начали нас вытаскивать всех. Как я сейчас думаю, это были разведчики или партизаны. Состав стоял в каком-то лесочке. Помню высокие кусты, вот по этим кустам нас и вели до рассвета. Маленьких несли на руках, мы бежали за взрослыми. На рассвете показали направление куда идти, попрощались и пропали. А потом мы бесконечно шли домой пешком. Спали в подвалах, в полях в скирдах. Многие люди нас кормили, привечали. Были и те, которые гнали. Особенно на территории Украины. Боялись «бандеровцев». Помню случай был - набрали мы из колодца воды, а местные вышли и вылили воду из ведра. Объяснили, что ночью придут ОУНовцы и всю семью вырежут.
Как дошли до дома не помню уже. Позже и сестра старшая пришла домой. И их освободили красноармейцы. Закончила Екатерина Егоровна свой рассказ просто: «Разве мы сейчас плохо живем? Лишь-бы войны не было!»
Повисла долгая пауза. Каждый думал о своем. Я, почему-то, думала о том, какая должна быть сила духа у русской женщины!!! Мать Екатерины Егоровны сохранила и спасла всех своих детей. Маленьких детей!!! И все они выросли достойными людьми. Вот такая история.
Татьяна Карасева
2019год.